Глава 1. Олимпийский комитет в царской России

1894—1911
Истоки
Алексей Дмитриевич
Бутовский
1838—1917
Генерал русской армии, известный педагог и пропагандист физического воспитания детей, друг и соратник Пьера де Кубертена. Был одним из тех 13 человек, которые составили первый созыв Международного олимпийского комитета, образованного 23 июня 1894 г. на Международном Атлетическом конгрессе в Париже.

Вчисло 13-ти видных деятелей, членов МОК — единомышленников барона Пьера де Кубертена, собравшего первый состав Международного олимпийского комитета в 1894 г. — вошел Алексей Дмитриевич Бутовский, служивший в то время в главном управлении учебных заведений Российской империи.

Военный педагог Алексей Дмитриевич Бутовский закончил Николаевскую инженерную академию, был репетитором военных наук в Петровско-Полтавском кадетском корпусе и воспитателем одной из Санкт-Петербургских военных гимназий. Успев послужить и в регулярных войсках, и принять участие в нескольких боевых операциях, Бутовский все более убеждался в важности и необходимости физического воспитания будущих офицеров и стал инициатором введения в гимназии занятий по фехтованию и гимнастике, а также читал лекции по теории и методике «телесных упражнений».

Поворотной точкой не только жизни Алексея Бутовского стал 1888 год. Его назначение, к тому моменту уже популярного и известного за рубежом педагога и теоретика, на должность «члена комиссии при Министерстве просвещения для разработки вопроса о преподавании военной гимнастики в гражданских учебных заведениях» послужило началом развития спорта в стране. Бутовский опубликовал несколько десятков научных работ по истории спорта, стал членом МОК и первым россиянином, попытавшимся организовать Олимпийский комитет России.

Пьер де Кубертен и Алексей Бутовский были неплохо знакомы еще до международного атлетического конгресса в Париже. (Этот конгресс прошел в Сорбонне в 1894 году. На нем Пьер де Кубертен, рассказав о том, что такое Олимпийские игры древности, предложил их возродить. Тогда же был создан Международный Олимпийский комитет, в который в числе первых членов вошел и А. Д. Бутовский.)

Впервые они встретились летом 1892-го года во время европейской командировки Алексея Дмитриевича, в процессе которой он изучал опыт преподавания гимнастики и других учебных дисциплин. Между ними (несмотря на значительную разницу в возрасте — француз родился на 25 лет позже) установилась дружба и личная переписка. Кубертен присылал в Россию посылки с журналами, где пропагандировалась идея Олимпийских игр, и в ответ ему Бутовский грустно констатировал, что «имеет место быть безразличие в России вообще к занятию физическими упражнениями» и часто сетовал на равнодушие прессы. После Игр I Олимпиады Бутовский написал книгу «Афины весной 1896 года». Он был членом МОК на протяжении шести лет, и, выйдя из его состава, продолжал принимать участие в международных форумах по проблемам физического воспитания и спорта.

Во время членства Бутовского в МОК, в России была предпринята попытка организованно подойти к участию в Олимпийских играх. 27 октября 1897 года в Петербурге представители 10 спортивных обществ города собрались для обсуждения участия российских спортсменов в Играх II Олимпиады. Следующая встреча состоялась 20 ноября 1898 г. в гостинице «Виктория», и на ней собралось около 50 представителей 17 спортивных обществ, клубов и кружков Петербурга. В этот день был избран Главный Комитет по подготовке сборной к Играм в Париже, а также 9 отдельных секций по тем видам спорта, в которых Россия собиралась заявиться в 1900 г. К сожалению, усилия энтузиастов оказались тщетными — единственными представителями Комитета в Париже стала секция тяжелой атлетики под руководством графа Рибопьера.

Главный Комитет по подготовке к Олимпийским играм в Париже, созданный в 1898 в гостинице «Виктория», распался, так и не выполнив поставленных перед ним задач. Стране потребовалось больше десяти лет, чтобы в 1911 году был создан сильный и полноценный Российский олимпийский комитет.

Официальная добровольная отставка Бутовского из Международного олимпийского комитета случилась в 1900 г. — после отказа в государственном финансировании олимпийского проекта, однако есть все основания полагать, что решение было принято им за год до этого — уже в 1899 Кубертен, по рекомендации Бутовского, предложил графу Рибопьеру и князю Белосельскому-Белозерскому войти в состав МОКа, что было реализовано в 1900 году.

Граф Г.И. Рибопьер

Граф Георгий Иванович Рибопьер был человеком богатого старинного рода и детство провел
в Италии и Швейцарии. Он был прекрасно воспитан и получил отличное образование. Еще подростком он заинтересовался гимнастикой и начал заниматься во флорентийском гимнастическом обществе. Достигнув немалых успехов, Рибопьер продолжил совершенствоваться, тренируясь в цирке, и даже был воздушным гимнастом на трапеции. Несколько лет спустя переехав с семьей в Швейцарию, юный граф полюбил пешие прогулки по горам, поднимался на Монблан и принимал участие в соревнованиях бегунов по горным тропинкам. Он также увлекался фехтованием, плаванием и конным спортом. В 1870 г. шестнадцатилетний Рибопьер вернулся в Россию, с 19 лет служил в гусарском полку преподавателем гимнастики (по данным Большой олимпийской энциклопедии). В 1879 году основал свой первый конный завод. В разгар русско-турецкой войны он участвовал в военных действиях и отличался, как отмечало военное руководство, «дерзкой храбростью», за что был награжден несколькими орденами. После ранения, в 1885 году Георгий Иванович ушел в отставку.

Очень скоро Рибопьер стал одним из лучших наездников России. Затем он начал всерьез заниматься гиревым спортом. Случайно узнав о существовании в Санкт-Петербурге атлетического клуба, он стал его завсегдатаем, а уже через год (в 1896 г.) организовал на его базе Санкт-Петербургское Атлетическое Общество, культивирующее борьбу, тяжелую атлетику (гиревой спорт), бокс, стрельбу и фехтование. В 1897 году в Манеже, принадлежавшем Рибопьеру, был проведен первый чемпионат России по тяжелой атлетике, ставший после этого ежегодным.

В 1900 году Рибопьер стал членом МОК. В последующие годы граф занимался формированием команды россиян на Игры IV Олимпиады (Лондон 1908 г.), занимал пост товарища председателя Российского олимпийского комитета (1911), участвовал в отборе российских олимпийцев для поездки в Стокгольм (1912). Он вел активную переписку с Пьером де Кубертеном, благодаря его усилиям в программу Игр IV Олимпиады была введена борьба, а в программу Игр V Олимпиады — тяжелая атлетика.

В 1913 году граф Рибопьер попросил об отставке из МОКа, мотивируя просьбу большой занятостью. Дольше других, 13 лет, обязанности члена МОК для России выполнял граф Г. И. Рибопьер. Ему, по существу, принадлежит большая часть заслуг, связанных с возникновением и развитием олимпийского движения в России.

Князь С. К. Белосельский-
Белозерский

Сергей Константинович, сделавший военную карьеру в дореволюционной России, занимал активную позицию в вопросах развития спорта в Российской империи. Помимо активной спортивной деятельности Белосельский-Белозерский занимался финансированием клуба «Спорт» в Санкт-Петербурге. Сергей Константинович был признан в светском и спортивном обществе. С 1898 года был членом Крестовского лаун-теннис клуба, с 1902 года — председателем Петербургской лиги футбола и хоккея на льду, с 1905 года — лиги хоккеистов Петербурга и окрестностей. С 1900 по 1908 гг. был членом МОК для России. Чувствуя свою вину за бездеятельность в МОК, князь в личном письме Кубертену от 30 июня 1907 добровольно сложил с себя обязанности члена МОК для России.


Князь С. А. Трубецкой

Слимпийское движение в Российской империи развивалось, члены МОК начинали сменять друг друга, надолго не задерживаясь на этом посту. Так в 1908 году вместо С.К. Белосельского-Белозерского членом МОК для России был избран князь Семен Андреевич Трубецкой (1861—1923), служивший в царской свите. Спустя два года он подал в отставку, рекомендовав вместо себя князя Льва Владимировича Урусова (1877—1933), дипломата и активного пропагандиста олимпийских идей.

Князь Л. В. Урусов

Дольше всех Россию в МОКе довелось представлять князю Льву Владимировичу Урусову (1910-1933). Однако, будучи избранным в члены МОК в 1910 году, Урусов в 1917 году вынужденно покидает страну в связи с политической ситуацией. Живя во Франции, Урусов не мог позволить себе связь с теперь уже советской Россией, ее спортивными организациями. Разумеется, существование олимпийского комитета России в эти годы было невозможно, поэтому членство Урусова в МОК после революции было по большей части формальным. Князь предпринял попытку вновь включить Россию в олимпийское движение в 1923 году, но осуществить эту идею ему не удалось.

Г. А. Дюперрон

В мае 1913 года на 16-й сессии МОК в Лозанне Георгий Александрович Дюперрон единогласно избирается членом Международного олимпийского комитета. Основоположник отечественного футбола, спортивный библиограф и журналист, Дюперрон был секретарем Российского олимпийского комитета и исполнял обязанности члена МОК для России в 1913-1916 годах. Он принимал участие в съездах МОК в Лионе и Париже (1913), в международном конгрессе по физическому воспитанию в Лозанне (1914). С 1915 года он также был председателем Всероссийского футбольного союза, в 1912-1917 годах - представителем России в ФИФА. Ко всем этим и другим обязанностям следует присовокупить его судейство матчей по футболу, всевозможных соревнований по легкой атлетике и велоспорту, где он присутствовал в качестве члена жюри, чтение лекций на различных курсах и др. Трудно себе представить, что все это мог выполнять один человек.

Первые русские спортовые общества

*Из фондов ЦГАКФФД СПб

  • Гимнастическое общество «Польский сокол». Женская группа на занятиях.

    Петербург, 1907

  • Кружок любителей спорта. Бег с барьерами. Финиширует Павел Иванович Лидваль.

    Петербург, 1909

  • Комитет Петербургского кружка любителей спорта. Метание копья на стадионе на Крестовском острове.

    Петербург, 1909

  • Петербургское атлетическое общество. Поднятие тяжестей. Фотограф — Карл Булла.

    Петербург, 1905

1908
Дебют: Игры IV Олимпиады в Лондоне
Николай Панин-Коломенкинъ. Первый русский олимпийский чемпион

Игры IV Олимпиады наглядно продемонстрировали миру потенциал олимпийского движения и положили начало большинству традиций, сохранившихся до наших дней. В Лондоне команды впервые торжественно маршировали под государственными флагами.

Специально для Игр был построен стотысячный стадион «White city», с бассейном, борцовским рингом и велотреком внутри. В газетах начали печатать таблицы подсчёта медалей, а епископ Пенсильванский придумал канонический слоган «Главное – не победа, а участие».

Причиной появления девиза стал героический финиш итальянского марафонца Дорандо Пиетри. Он лидировал, но за 20 метров до финиша вдруг зашатался, развернулся и побежал обратно. По пути несколько раз упал. Кто-то из зрителей выбежал на дорожку, бегуна подняли, развернули в правильном направлении и отпустили. Он снова упал. В это время на горизонте появился второй марафонец, и несколько зрителей (среди которых, как говорят, был Артур Конан Дойль) подхватили итальянца под руки и доволокли до финиша. Судьи долго совещались, но победы Пиетри лишили.

Формированием команды россиян на Игры IV Олимпиады занимался граф Г.И. Рибопьер. В заявке, посланной в Лондон из России, значилось 8 человек, но в команду вошли пять спортсменов, способных достойно представить Россию на Играх: Н. Панин-Коломенкин, Н. Орлов, А. Петров, Е. Замотин, Г. Демин.

Результаты выступления россиян были успешными. Из пяти человек трое вернулись домой с наградами. Русским героем Игр в Лондоне стал фигурист Николай Панин-Коломенкин — первый в истории российский олимпийский чемпион, пятикратный чемпион России по фигурному катанию, призер первенств мира (1903) и Европы (1904 и 1908), теннисист, гребец, яхтсмен, и 12-кратный чемпион России по стрельбе из пистолета. Он подходил к исполнению фигурных элементов с математической точностью (этому способствовало окончание им в 1898 году отделения естественных наук физико-математичекого факультета Петербургского университета).

В возрасте 56 лет Панин-Коломенкин становится победителем Всесоюзной спартакиады 1928 года в стрельбе из пистолета. Много лет он занимался научно-педагогической работой, написал несколько книг, защитил диссертацию, а в 1940 году получил звание заслуженного мастера спорта СССР.

Серебряными призерами в Лондоне стали борцы классического стиля легковес Николай Орлов и тяжеловес Александр Петров.

Государство и спорт

*Из фондов ЦГАКФФД СПб

  • Народный дом Николая II. Урок гимнастики на детской площадке в день закрытия городских площадок доктором Е. Н. Замсской.

    Петербург, 12 августа 1910

  • Народный дом Николая II. Дети на занятиях по гимнастике в саду Народного дома.

    Петербург, 1913

  • Император Николай II проводит смотр лыжников Лейб-гвардейского Измайловского полка.

    Царское село, 9 февраля 1914

  • Гимнастическое общество «Польский сокол». Члены фехтовальной группы.

    Петербург, 1907

1911
Образование Российского олимпийского комитета
Вячеслав Измаилович
Срезневский
1849—1937
Поздний портрет.
Петроград, 1917.
Фотограф — Павел Жуков.
Из фондов ЦГАКФФд СПб.

Вфеврале-марте 1911 года представители 31 русского спортивного общества провели ряд организационных собраний в Петербурге, одобрив проект устава Российского олимпийского комитета и представив его на утверждение правительству. Но прежде чем комитет начал действовать, прошло довольно много времени — год и два месяца. Только 17 мая 1912 года устав комитета был утвержден Министром внутренних дел России. Кроме обычной чиновничьей волокиты, задержка с утверждением объясняется и чисто политической сложностью. Параграф первый устава Российского олимпийского комитета гласил: «Российский олимпийский комитет учреждается с целью объединения всех российских спортивных и гимнастических учреждений для подготовки их участия в Олимпийских играх». А что же тогда делать с финскими спортсменами, которые уже давно принимали в Играх самое непосредственное участие? Ведь Финляндия тогда входила в Российскую империю как Великое Княжество Финляндское, а в столице этого княжества — Гельсингфорсе – с мая 1907 года функционировал свой Национальный олимпийский комитет, который возглавлял барон Ренхольд фон Виллебрандт, член МОК к тому же.

Решили мудро: пусть финны продолжают выступать за себя, а все остальные, входящие в империю, будут представлять единую российскую команду. Почетным председателем комитета утвердили барона Ф. Е. Мейендорфа, председателем стал Вячеслав Измаилович Срезневский, товарищами председателя, иначе говоря, заместителями — Алексей Лебедев и граф Георгий Рибопьер, ответственным секретарем – Георгий Дюперрон, казначеем — Иван Бергман.

Первый председатель РОК Вячеслав Измаилович Срезневский закончил историко-филологический факультет Петербургского университета, работал преподавателем греческого и русского языков. Получив звание приват-доцента, он вернулся в родной Университет в новом качестве. Срезневский читал лекции по истории русского языка, истории научного языкознания и грамматике церковнославянского языка. Параллельно с научно-преподавательской деятельностью он активно занимался спортом и увлекался фотографией. В 1901 году, в возрасте 52 лет он занял второе место в лыжных гонках на приз журнала «Спорт», проходивших на Марсовом поле.

Он стал одним из основателей и руководителем фотографического отдела Русского технического общества, а с 1880 по 1884 годы. Срезневский выпускал журнал «Фотограф» и даже сам конструировал специальные фотокамеры. Также он увлекался фигурным катанием. В 1881 году ему удалось победить на состязаниях в парном фигурном катании, проводимых в Гельсингфорсе, а два года спустя он занимает место на судейской скамейке этих соревнований.

Срезневский был основателем и главой Петербургского общества любителей бега на коньках в Юсуповом саду и поддерживал многих талантливых русских фигуристов, регулярно занимавших призовые места на международных соревнованиях. Его подопечные: Лебедев, Паншин, Панин-Коломенкин и Бюхтгер - триумфально выступали за рубежом, устанавливая рекорды и выигрывая первенства.

Вячеслав Измаилович провел два чемпионата мира по фигурному катанию и усиленно занимался развитием хоккея с мячом в России, а руководимая им команда «Юсуповцы», приняв участие в хоккейном европейском турне 1908 года, одержала 6 побед в 8 играх.

Вячеслав Измаилович стал во главе российского спорта, соединив в одном лице руководство государственным учреждением и Российским олимпийским комитетом. Несмотря на не очень плавное начало, РОК продолжил свою деятельность по развитию идей олимпизма, и усилиями его участников были организованы Российские олимпиады — уникальное для зарубежных стран явление. Традиция проводить генеральные репетиции перед очередными Олимпийскими играми продолжилась в нашей стране в виде Спартакиад народов СССР.

1912
Проверка прочности: Игры V Олимпиады в Стокгольме

Подготовка к Олимпийским играм в Стокгольме развивалась достаточно стремительно и крайне скоропостижно. О том, как комплектовалась российская олимпийская команда, пишет в своих воспоминаниях участник Игр Федор Забелин:

«О том, что мне и моим четырем товарищам по Петербуржскому гимнастическому обществу придется защищать спортивную честь России на V Олимпийских играх, мы узнали только месяца за полтора до начала Олимпиады. <…> Все мы считались неплохими гимнастами, но почему послали именно нас – это для меня так и осталось загадкой».

Россия, впервые представившая свою сборную на Олимпийских играх, отправила в Стокгольм в общей сложности 178 спортсменов, став одной из самых многочисленных команд. В итоге Россия разделила с Австрией 15-е место в неофициальном командном зачете, опередив Грецию, Голландию, Новую Зеландию и еще 10 стран, не сумевших завоевать ни одной награды.

С помощью царского правительства, для отправки спортсменов в Стокгольм, было нанято океанское судно восточно-азиатского пароходства «Бирма», которое чаще всего совершало рейсы до Нью-Йорка, рассчитанное на 1500 пассажиров.

Современники, которым посчастливилось попасть на «Бирму», на которой олимпийцы продолжали жить до окончания соревнований, рассказывают об этом с восторгом и энтузиазмом:

Можно ли подумать, что наш молодой спорт дождется такого почета, как специальное плавание русского корабля на олимпийские игры... С какой важностью и с каким горделивым сознанием надел я свой значок «олимпийца», чувствуя себя представителем своей страны, посланным для защиты ее спортивной чести...»

Однако существует противоположная точка зрения, сторонники которой утверждают, что проживание олимпийской сборной на корабле на протяжении всего времени, пока проходили соревнования, было вынужденной мерой и было сопряжено с большой долей дискомфорта для российских олимпийцев.

Как бы там ни было, выступления сборной в Швеции расценивались как не самые успешные, поэтому РОК и его председатель подверглись резкой критике. Кстати, Олимпийские игры в Стокгольме вошли в историю как самые скандальные. Протестов оказалось так много, что они были изданы отдельным изданием под названием «Свод замечаний и предложений об улучшении Олимпийских игр». А в 1915 году Российским олимпийским комитетом были выпущены на русском языке.