Шамиль Тарпищев: 45 миллионов долларов в год сделают российский теннис непобедимым

В теннисном турнире на юношеских Олимпийских играх в Сингапуре россияне завоевали две награды: Дарья Гаврилова стала чемпионкой у девушек, а Виктор Балуда и Михаил Бирюков стали серебряными медалистами в парном зачете у юношей. Кроме того, Гаврилова в паре с Юлией Путинцевой и Балуда в турнире одиночников реально спорили за бронзу, но, к несчастью, свои матчи за третье место проиграли. Своим видением итогов теннисного турнира Игр с пресс-службой ОКР поделился президент Федерации тенниса России, член исполкома ОКР Шамиль Тарпищев. 

- Шамиль Анвярович, как вы оцениваете выступление наших теннисистов в Сингапуре?

- Для нас все очень здорово сложилось, потому что мы вообще не рассчитывали здесь выиграть по некоторым причинам. Ведь еще за три месяца до турнира Балуда и Бирюков не попадали в Сингапур: из-за отсутствия финансов они были за сотней рейтинга юниоров, а рассчитывать на получение wild card мы не могли. Только благодаря (замминистра спорта РФ Юрию) Нагорных мы получили необходимые средства. Мы форсировали их подготовку, они играли всё подряд и за три месяца практически из ниоткуда ворвались в мировую двадцатку. Бирюков стал двенадцатым, а Балуда – пятнадцатым. Гавриловой и Путинцевой было проще, у них были очки, они сюда и попадали. У девочек на Игры еще могла попасть только Ирина Хромачева, она была нашим первым номером, но она занимается в бельгийской академии, у нее контракт и ее в Сингапур не отпустили. Теперь, выиграв этот турнир, первой ракеткой в категории до 16 лет стала Гаврилова.

- И все-таки, какую поставите оценку нашим ребятам – хорошо или отлично?

- Если говорить о результате в общем, то мы тут выступили как первая нация среди всех стран. У нас золото и серебро, такой же результат у Китая, но у нас еще были две игры за третье место. 

Считаю, что выступили выше всяких похвал. Если взять Гаврилову и Путинцеву, то одной всего 16 лет, другой 15, а тут играют восемнадцатилетние. Это показательно. Я могу их только похвалить, но особенно рад за ребят. Ребятам по силам было выиграть пару, но сказался форсаж подготовки, а у Бирюкова к тому же была инфекция, он не до конца выздоровел и здесь играл в не лучший свой теннис. Реально радует то, что в парной комбинации Бирюков выиграл Европу с одним партнером, с Музаевым. С Румянцевым он выиграл Orange Ball (Открытое первенство США), и здесь сыграл с Балудой в финале. И до этого он еще в Милане турнир выиграл. Все, кого я сейчас назвал, это все ближайший резерв сборной. Но как показывает пример попадания сюда Бирюкова и Балуды, нужны деньги. Вопрос по системе финансирования актуален. В теннисе такая ситуация, что игрок должен выступить в восемнадцати турнирах, он не может сыграть только семь. Если сыграл 7-8 турниров, сумма набранных очков все равно делится на 18. И где ты после этого окажешься в рейтинге? Мы не можем не подчиняться системе международных соревнований. 

- Можете сказать несколько слов о каждом из наших олимпийцев-теннисистов?

- Гаврилова очень здорово сыграла финал. Китаянка в монотонной игре на задней линии ее превосходила, нужно было как-то разнообразить и сбить ее с этой игры, нельзя было ввязываться в обмен ударами, что она и сделала к середине игры. Гаврилова была лучше готова физически. 

Балуде, я считаю, в полуфинале не повезло. Судья совершил роковую для него ошибку при счете 4:4 в решающем сете, когда счет был "меньше" на подаче соперника и мяч был в ауте. 5:4 на своей подаче – это реальная победа. Балуда должен был быть в финале и занимать второе место. В финале навряд ли бы он выиграл, индус посильнее.

Бирюков сыграл ниже своих возможностей, но у него тяжелейший сезон, он уже прошел пик формы. Мы не могли его специально выводить на пик к Сингапуру, иначе бы он не попал сюда. 

А Путинцева еще совсем молодая, 15 лет. Ее можно только похвалить. Пара у девочек у нас получилась случайная, и то играла за третье место. А ребята проиграли в финале не одной стране, а англичанину и чеху, так что можно сказать, что у других стран сильнее пары здесь не было. 

- Перед началом Игр вы называли Бирюкова в числе претендентов на золото… 

- Бирюков теперь будет учиться в той академии в Валенсии, где тренировался Марат Сафин. Сафин нашел ему там спонсора. Я, правда, против того, чтобы Бирюков долго сидел в Испании. Он внутри агрессор, а там формируют игру на задней линии, получается диспропорция. Теннисист из чего складывается? Должно быть проявление собственного характера. Отсюда стиль игры. Если он агрессор, но вынужден играть от задней линии, мы его потеряем. Что кстати во многом произошло с Андреевым. 

- Система обучения россиян в зарубежных теннисных академиях вообще себя оправдывает?

- Мы до 14 лет формируем своих игроков дома, а потом вынуждены их рассовывать во все академии мира. Почему? Сто человек оставь в России и следующим негде будет играть. А у нас в возрасте до 16 лет в 56 странах мира сейчас играло 360 детей. Если мы хотим давать результат, нужно их куда-то рассовывать. Оставляя элиту в стране, мы губим всех остальных. Для того, чтобы мы были непобедимы, надо планку подготовки в России поднять до 18 лет. Но для этого нужна система своих академий, не отягощенных коммерцией. Нужно построить в России 6-8 академий и расставить в них свои кадры, чтобы они работали по единой методике. Этих возможностей, этих денег нам сегодня не хватает. 

- Вы упомянули Марата Сафина. Всем интересно, чем он сейчас занимается. 

- Во-первых, мы хотим получить в Россию, в Татарстан, мужской турнир, аналогичный "Кубку Кремля". Потом и женский. Этим сейчас и занимается Марат. Во-вторых, он занимается повышением статуса "Кубка Кремля", но на это тоже нужны деньги. Свободной недели для проведения такого турнира в графике соревнований нет. Нужно ждать, когда в мире валится какой-то из турниров в силу кризисных времен, и перекупить его. Такие возможности несколько раз представлялись, но мы не находили необходимых средств. Ведь это большие деньги. 

- Каков, по Вашим оценкам, должен быть необходимый бюджет ФТР?

- Если бы у нас было как в футболе, несколько лет подряд по 45 миллионов долларов, я со стопроцентной уверенностью могу сказать, мы были бы непобедимы. Вдумайтесь, бюджет хоккейного питерского СКА 100 миллионов долларов, про "Зенит" я вообще молчу, а бюджет всего российского тенниса - 45 миллионов. Без них мы теряем очень многое, включая тренерские кадры, потому что им невыгодно работать в группах. Все переходят на подбрасывание мячей бизнесменам, потому что это финансово выгоднее. А все остальное у нас есть: система подготовки есть, система организации соревнований есть – мы в России проводим 2324 турнира. Просто если не найдем этих денег или государство нам не поможет, значит будем играть как получится. 

- В этой связи, как Вам изменения в Олимпийском комитете России? 

- Я сам член исполкома ОКР. Сегодня в ОКР выстраивается вертикаль управления. Раньше было много практически свадебных вице-президентов, сейчас осталось трое, отвечающих за ассоциации, за три направления. Наибольшая нагрузка падает на (исполнительного директора ОКР) Марата Бариева, который был министром спорта в Татарстане, а на каком уровне находится спорт в Татарстане, все мы прекрасно знаем. Наша задача – ему помочь.

Вопрос остается главный в одном: кто отвечает за спорт высших достижений? Есть связка "тренер – спортсмен". Если нет российского тренера, нужно заключить контракт с западным, и полностью обеспечить эту связку к Лондону от тренировочного процесса до бытового. Тогда и получи

23 августа  2010